Новость

08 октября

СССР – Канада (1954 – 1972) продолжение...

На пороге неведомого

Хоккейная команда ЦСКА в первые дни сентября 1970 г. проиграла в финальном матче приза газеты «Советский Спорт» московскому «Спартаку» 4:6. Старший тренер Б.Кулагин пытался по ходу турнира наигрывать новые составы звеньев, а также активно привлекал молодых Анисина, Лебедева, Бодунова, Трунова, Тюрина, Глухова, Ю.Блинова и др. Анатолий Фирсов был объединен в звене с Мишаковым и Моисеевым – партнерами не самыми подходящими для его манеры действий и игровой роли в команде. Главный хоккейный тренер Вооруженных сил, по причинам, упомянутым выше, на некоторое время ослабил внимание к событиям в команде, которая вступила в начавшийся чемпионат страны. 

Старт этого первенства оказался для ЦСКА не самым удачным: армейцы в первом матче уступили «Динамо» (М) и начали отставать от него в турнирной таблице, причем отставание медленно увеличивалось. В конце первой декады октября армейцам предстоял финал (из 2-х матчей) в борьбе за Кубок Европейских чемпионов со «Спартаком». В переполненных Лужниках первая встреча завершилась вполне закономерным поражением ЦСКА 2:3, и его соперник был непреклонен в стремлении одержать общую победу. Повторный матч был полным повторением предыдущего: армейцы выглядели неубедительно, «Спартак» уверенно выигрывал к 45 минуте со счетом 5:3. Беспомощность Б.Кулагина по ходу матча и его растерянное поведение у скамейки игроков для всех было очевидно. Анатолий Тарасов, наблюдавший игру с трибуны, в тот самый критический момент спустился к своей команде, но тактично расположился за скамейкой игроков. Не видя того, что происходит на площадке, Тарасов непрерывно и яростно инструктировал сидящих на скамье хоккеистов, двигаясь за их спинами взад-вперед. Особое внимание в те роковые минуты он уделил «накачке» А.Фирсова и Б.Михайлова. И команда ЦСКА преобразилась: в течение 10 минут она переломила ход поединка, забив обескураженному «Спартаку» пять (5) безответных шайб! 

Столь, казалось бы, мимолетный эпизод продемонстрировал всей стране, насколько велика и многообразна роль личности А.Тарасова для успеха команды и всего отечественного хоккея. Не обошли вниманием этот случай и зарубежные наблюдатели. В ряде спортивных изданий (Швеции, Финляндии, ЧССР) этот эпизод пусть и мельком, но был красочно описан. Канадский атташе по культуре отправил из Москвы в штаб-квартиру ХК специальную справку о завершившемся финале Кубка Европейских чемпионов по хоккею.

Обладатели Кубка Европейских чемпионов !970 г.

За этой славной победой последовал ряд очередных поражений ЦСКА в чемпионате страны. Отставание от московского «Динамо» возросло до 10 очков и стало критическим. В армейской команде ощущались апатия и вполне уловимое неприятие «новых» форм тренерского управления. Руководство Минобороны и армейского спорта, откровенно выразив свою неудовлетворенность состоянием дел в хоккейном клубе, потребовало отставки Кулагина. На место начальника и старшего тренера ЦСКА 16 ноября вновь был назначен А.Тарасов. И, несмотря на общий спад в игре, в ближайшем же матче с «Динамо» 19 ноября армейские хоккеисты убедительно взяли верх над соперником со счетом 6:2! С этого дня началась долгая, но непреклонная погоня за динамовцами в турнирной таблице, которая в итоге (к маю месяцу) завершилась победой ЦСКА в чемпионате СССР с отрывом в 7 очков.

В декабре 1970 г. на заседании ученого совета по защите диссертаций ГЦОЛИФК (Институт физической культуры) А.В.Тарасов успешно защитил диссертационную работу, став кандидатом педагогических наук. Его исследование было посвящено новым методам подготовки хоккеистов международного класса и форсированным способам повышения их мастерства. Тренер сделал отличный подарок к своему дню рождения – Тарасову 10 декабря исполнилось 52 года. Все это происходило на фоне международного хоккейного турнира на приз газеты «Известия». Сборная СССР заняла на нем второе место, проиграв ЧССР 1:3. Поскольку Канада самоустранилась из международной хоккейной жизни, традиционного (ранее ежегодного) декабрьско-январского турне сборной СССР в страну кленового листа в планах команды быть не могло. Подготовка к чемпионату мира 1971 г. ограничилась спарринг-матчами с командами на территории Европы – в Чехословакии, Финляндии и Швеции.

Готовя сборную к очередному чемпионату мира, А.Тарасов сетовал на положение, в котором оказался весь европейский хоккей и, особенно, сборная СССР. Вынужденная вариться в соку хоккейной кухни европейского континента, наша команда утратила в лице хоккея Канады привычный и регулярный раздражитель. Именно в соревновании с этим стилем игры быстрее и лучше всего прогрессировал советский хоккей, получал качественно лучший стимул для совершенствования. Тарасов не скрывал своей тревоги в связи с неизбежным застоем в игре советской команды, для которой даже высококлассные сборные Европы, прежде всего ЧССР, не являлись уже достаточным и желанным «лакомством». Несмотря на победное превосходство команды Чехословакии по совокупности всех официальных встреч за последние 2,5 года.

Сборная команда Советского Союза выиграла очередной чемпионат мира по хоккею 1971 г. без блеска, даже с трудом (в отличие от видимой легкости предыдущего успеха 1970 г.). Победа эта выглядела скучной и невыразительной. Мы снова уступили команде ЧССР по совокупности 2-х встреч (ничья 3:3 и поражение 2:5), но по сумме очков были впереди. В элитной группе «А» МФХЛ из 6 команд доминировали европейские страны. Сборная США после годичного перерыва была лишь тенью североамериканского хоккейного стиля. Отсутствие Канады превратило чемпионат мира в чемпионат Европы. Предсказание Тарасова о стагнации хоккея на чемпионатах мира неумолимо сбывалось. Это же касалось и обеих непримиримых хоккейных школ, находящихся по обе стороны Атлантики. Достаточно сказать, что в сезоне 1970-71 гг. ни одна канадская команда не выступала за пределами Североамериканского континента. И ни одна команда из стран Европы, будь то клуб или национальная сборная, не могла похвастаться визитом в Канаду. 

В этих условиях, ощущая дефицит заокеанского стимула для прогрессивного развития советского хоккея и усиления игры сборной СССР, Тарасов активно искал внутренние резервы для движения вперед. Единственным плодотворным источником мог быть только тренировочный процесс. Доведенный до высшей степени сложности и совершенства, постоянно обновляемый, он, в свою очередь, способствовал рождению новых тактических идей и стратегических концепций на победном пути развития Советского хоккея. В первую очередь на базе лучшего клуба страны, своей команды ЦСКА, А.Тарасов усложнил и ужесточил содержание тренировочного процесса. Чередование насыщенных силовыми компонентами скоростных занятий как на льду, так и «на земле», позволяло имитировать и даже гиперболизировать условия канадской атмосферы и манеры действий. Это помогало нашим игрокам вырабатывать особые, устойчивые навыки контригры. Но главным условием этой работы было формирование у игроков манеры уверенных действий для навязывания сопернику собственного, ориентированного на непрерывную атаку и безостановочное движение, стиля игры. Эти нововведения, инициированные в ходе трудной «гонки за лидером» в чемпионате СССР 1970-71 гг. (см. выше), были экстраполированы на межсезонье и последующий период. Предстоящий сезон 1972 г. был, в первую очередь, Олимпийским, и национальной команде предстояло отстаивать свой почетный чемпионский титул.

В мае (19-25) 1971 г. в Советский Союз прибыл с официальным визитом новый молодой Премьер-министр Канады Пьер-Элиот Трюдо. Символизм этого события заключался в том, что руководитель Канады (страны НАТО) был первым крупным политическим лидером Запада, посетившим СССР после вторжения советских войск в Чехословакию в 1968 г. Немаловажно подчеркнуть также, что этот визит начался на следующий день после завершения розыгрыша Кубка Стэнли, главного приза канадского хоккея, который в финале завоевали хоккеисты знаменитого «Монреаль Канадиенс». А в Советском Союзе хоккейный сезон завершился почти месяцем раньше (29 апреля). Канадский лидер не имел возможности увидеть заключительный матч первенства страны, в котором ЦСКА победил «Спартак» 8:4. И все же хоккей не мог не быть одной из тем, обсуждавшихся с Председателем Совета министров СССР А.Н.Косыгиным. Именно канадская сторона, несмотря на её бойкот международного хоккея с начала 1970 г., искала путей к скорейшему восстановлению контактов в этой области двухстороннего сотрудничества с СССР (В.М.Суходрев - личное сообщение, 1987).

П.-Э.Трюдо в Кремле

Планируя подготовку к сезону 1971-72 гг. и учитывая его специфику (см. ниже), А.Тарасов задумал принципиальные изменения в составе команды ЦСКА (а, следовательно, сборной СССР). Предполагаемые перестановки в ведущих звеньях по расчету тренера должны были усилить атакующую мощь команды, что было принципиально для предстоящих игр с профессионалами. Тарасову удалось убедить игроков ведущей тройки нападения Михайлова, Петрова и Валерия Харламова в полезности его перехода к связке Фирсов - Викулов. Даже допуская высоковероятное ослабление первого звена (куда включили прогрессирующего Ю.Блинова), руководитель команды не сомневался в сокрушительной силе вводимой им обновленной системы функциональных обязанностей целой пятерки игроков. Харламову и Викулову предназначалась роль выдвинутых остроатакующих форвардов. Фирсову и молодому защитнику Лутченко (или его коллеге по амплуа Цыганкову, в зависимости от тактической ситуации) отводились особенно важные амплуа широкоманевренных полузащитников. Опытному лидеру и столпу обороны Александру Рагулину вменялась обязанность опорного защитника-стоппера. Такая нестандартная схема расположения (2+2+1) и круг новых обязанностей пятерки игроков уже были знакомы Викулову, Фирсову и Рагулину по чемпионату мира 1967 г., где квинтет с их участием (включавший также Э.Иванова и В.Полупанова) забил более половины (а пропустил наименьшее число) всех голов сборной СССР, ставшей тогда победителем. 

Викулов - Фирсов - Харламов

Готовясь к новому сезону с конца июля, ЦСКА принимал в своем летнем лагере старшего тренера олимпийской сборной США Мюррея Уильямсона, давно изучавшего тренировочные методы Тарасова. Уезжая домой, американский тренер официально пригласил команду ЦСКА для серии матчей с национальной олимпийской сборной и университетскими командами США в конце декабря 1971– начале января 1972 года. Советский тренер охотно принял это важное для советских хоккеистов предложение – возможность проверить себя на североамериканских хоккейных полях (даже с заведомо более слабым хоккеем США, где, правда, университетские команды составляли преимущественно канадцы) вносила новое качество подготовки к турниру Олимпиады.

Новый хоккейный сезон, начавшийся в сентябре был во-первых олимпийским (Зимняя Олимпиада 1972 г. в Саппоро), а во-вторых, первым в истории МФХЛ сезоном, когда чемпионат мира проводился как отдельное от Олимпийского турнира соревнование. По причине такого новшества, но, прежде всего, из-за сохраняющейся вероятности долгожданных встреч с профессионалами НХЛ (меморандум Косыгина – Трюдо вступит в силу через месяц, см. ниже), для игр в наступающем сезоне были сформированы две сборные СССР. Сильнейший состав (по-прежнему руководимый Чернышевым и Тарасовым), костяк которого составляли чемпионы мира 1971 г., должен был готовиться к чемпионату мира в Праге, а затем и играм с профессионалами. Ради этого оба тренера поначалу готовы были поступиться очередным званием Олимпийских чемпионов.  Второй состав, названный олимпийской сборной, отдали на попечительство В.Боброву и Н.Пучкову. Это решение о сборной-дублере (согласно давним рекомендациям А.Тарасова) было принято коллегией Спортивного комитета СССР при безусловном согласии Федерации хоккея. Многие считали, что «вторым составом», названным олимпийским, можно было без участия Канады (помним, что она самоустранилась от соревнований МФХЛ с 1970 г.) победить на Олимпиаде в Саппоро. Ограждая при этом сильнейший состав от возможной дисквалификации МОКом и МФХЛ в случае их соревнования с канадскими профессионалами и утраты уже давно ставшего формальным статуса любителей. 

Первыми смотринами новых сочетаний звеньев стал международный турнир на Приз газеты «Советский Спорт», проходивший в августе-сентябре. ЦСКА победил, обыграв всех своих (в том числе титулованных – Олимпийскую сборную, «Динамо /М/, «Крылья Советов», ЗКЛ [Брно]) соперников. Из 50 забитых армейцами голов (в 7 матчах) 20 провела тройка Петрова, а 19 - Викулов, Фирсов и Харламов. Формальное цифровое сопоставление результатов свидетельствовало о равенстве сил этих микрокоманд.

Во второй половине октября 1971 г. состоялся официальный визит в Канаду Председателя совета министров СССР А.Н.Косыгина, первый визит советского руководителя в одну из стран блока НАТО с августа 1968 г. («оккупация Праги»). Неоднократные встречи и переговоры с уже хорошо знакомым Премьером Канады П.-Э.Трюдо завершились выпуском 27 октября совместного Коммюнике о двухсторонней кооперации в промышленной, научно-технологической, культурной и других (!) областях. В перечень взаимных интересов в «других областях» входило продолжение и углубление контактов в области хоккея. Сам факт достижения согласия на высшем межправительственном уровне служил сигналом для разных руководителей канадского хоккея о снятии напряженности в переговорном процессе по встречам русских хоккеистов с представителями НХЛ. В ноябре Спорткомитет СССР принял к рассмотрению пояснительную записку аппарата Совета министров СССР по материалам Советско-Канадского коммюнике. В ней были даны прямые указания на «возобновление соревнования двух стран в области хоккея на самом высоком уровне» (В.М.Суходрев - личное сообщение, 1987).

А.Н.Косыгин в Канаде

Очередным важным событием подготовительного периода хоккейных команд СССР был московский международный турнир Приз «Известий», на котором выступала первая сборная. Её соперниками были национальные сборные Финляндии, Чехословакии и вторая сборная Швеции. В те же дни олимпийская сборная СССР под руководством Боброва проводила серию игр в Скандинавии и дважды подряд проиграла (3:5 и 3:5) национальной команде Швеции, которую готовил к Олимпиаде канадский тренер Билл Харрис. В составе нашей сборной выступали спартаковская пятерка А.Якушева, тройка В.Анисина из «Крыльев Советов» (уже руководимых Б.Кулагиным), сильные игроки СКА, «Динамо» и «Химика». Принимая во внимание еще и поражение (2:4) сб. СССР от Финляндии в Москве, можно понять, почему в те дни произошел резкий и окончательный отказ Спорткомитета от идеи участия в Олимпиаде команды-дублера. Было решено направить в Саппоро сильнейший состав из игроков обеих сборных, определяемый и ведомый тренерами Чернышевым и Тарасовым. Рисковать хоккейным золотом Олимпиады в спортивном руководстве страны никто не хотел.

Перед самым Новым годом (1972-м) в турне по США отправилась команда ЦСКА. Это было историческое событие, поскольку впервые армейская клубная команда из СССР посетила Северную Америку. В этом турне армейцы провели 7 матчей, победив в 6 из них (1 игра была проиграна чехословацкой команде «Дукла»). В 5 матчах была разгромлена (забита 51 шайба) олимпийская сборная США из которой после Саппоро в клубы НХЛ были рекрутированы 8 игроков. Из всех 60 забитых армейцами голов пятерке Фирсова принадлежали 23, а квинтету Петрова 17. Итоги турне окончательно убедили Тарасова (да и его коллегу Чернышева) в правильности изменений в армейских звеньях для усиления атакующего потенциала сборной СССР.

Перед отъездом из США Тарасов добился встречи (уже повторной) с одним из директоров КЛХА Фрэдом Пейджем (Fred Page), на которой он подписал предложение (оно было составлено канадцами на английском языке в присутствии переводчика советской делегации) от советской стороны о проведении открытой серии встреч с представителями NHL (НХЛ) (А.В.Тарасов - личное сообщение, 1979). Сославшись на необходимость обсуждения документа на заседании КЛХА, Ф.Пейдж, естественно, уехал в Канаду без определенного ответа. (07.02.1972)

Пока армейцы (и другие «сборники» в составах своих клубов) выступали в новогодние каникулы за рубежом, в Москве происходили дипломатические события, во многом повлиявшие на подготовку серии встреч с хоккеистами НХЛ. Вторым секретарем посольства Канады в Москве работал Гарри Смит (Garry Smith), недавний выпускник Glendon College York University в Торонто (Онтарио) по специальности «международные отношения». Смит был направлен на эту должность в Москву по завершении дополнительной подготовки в Объединенном Разведывательном Бюро (ОРБ) НАТО в Лондоне. Кроме выполнения своих основных обязанностей атташе по культуре, он активно устанавливал знакомства с известными представителями прессы и спорта. Одним из его знакомых стал основатель турнира Приз «Известий», руководитель спортивного отдела этой газеты Борис Федосов. Однажды Смит (от имени своего посольства) напросился на встречу с ним под предлогом обсуждения возможных игр наших хоккеистов с профессионалами из НХЛ. После знакомства в теплой и непринужденной обстановке одного из московских ресторанов, Смит попросил Федосова организовать ему посещение Спорткомитета СССР. Канадский атташе собирался продемонстрировать заинтересованным чиновникам фильм о финальном матче за Кубок Стэнли 1971 г. Факт совершенно беспрецедентный в советско-канадских дипломатических отношениях. Эта полуторачасовая видеозапись отображала решающую (7-ю) финальную игру, состоявшуюся в Чикаго между командами «Монреаль Канадиенс» и «Чикаго Блэк Хоукс».  В той весьма драматичной встрече со счетом 3:2 победил «Монреаль».  Показ фильма состоялся, и главным его эффектом было необычайно сильное впечатление от яркой игры участвовавших в том матче Б.Халла, С.Микиты, Т.Эспозито, Ф.Маховлича, К.Драйдена, Ж.Беливо, А.Ришара и других. 

Кубок Стэнли 1971 г. у «Монреаля» (Ж.Беливо, А.Ришар, К.Кэмпбелл)

На демонстрации фильма (21 декабря 1971 г.) присутствовали работники Спорткомитета и ФХ СССР (В.Коваль, А.Старовойтов, В.Сыч и др.), сотрудники департамента США и Канады МИД СССР, некоторые ответственные работники (А.Яковлев, А.Черняев) и консультанты (А.Бовин, Г.Арбатов) международного и идеологического отделов ЦК КПСС (Б.А.Федосов - личное сообщение, 1981).

То, что наблюдали на видеозаписи советские госчиновники, было одной из ярких страниц в более чем 50-летней истории НХЛ. Монреальцы по ходу серии уступали 1:3, но догнали «Хоукс», сравнявшись по победам (3:3). Завершающий матч плей-офф проходил в Чикаго. В монреальском клубе царила крайне нервная обстановка – назначенный двумя матчами ранее новый тренер МакНил (McNeil) испытывал откровенное неодобрение ветеранов за неиспользование в игре Анри Ришара (Pocket Rocket – «Карманная Ракета», младший брат Мориса Ришара). С его возвращением на площадку «Монреаль» в ключевом поединке обрёл сплоченность и проявил необыкновенную устремленность к победе. Уступая в счёте 1:2, канадский клуб переломил ход поединка, а два гола 35-летнего А.Ришара принесли команде заветный Кубок. Сразу после победы капитан Жан Беливо (достигший 40-летия) торжественно завершил карьеру. Новым капитаном был избран Анри Ришар и в последующие 4 своих сезона сделался (как показали последовавшие полвека) рекордсменом НХЛ на все времена – он стал 11-кратным (!!!) обладателем Кубка Стэнли. В наступившем межсезонье 1971-72 гг. «Монреаль» заполучил первым номером драфта Ги Лафлера, а старшим тренером в команду пришёл Скотти Боумэн.

Продолжение следует...

(Все опубликованные на настоящий момент главы читайте здесь)