Новость

19 апреля

СССР – Канада (1954 – 1972)

Клуб «Золотая шайба» начинает мемуарно-историческую публикацию Владимира Акопяна о роли Анатолия Владимировича Тарасова в развитии удивительной спортивной игры под названием хоккей. Автор многие годы, более 30 последних лет жизни великого тренера, был его близким другом. В 2000 году он опубликовал первую в современной России книгу,  посвящённую А.В.Тарасову – «ТРЕНЕР Тарасов», и все последующие годы продолжал изучение жизни, деятельности и наследия этого выдающегося человека.

Выбор автором нашего сайта goldenpuck.ru  не случаен. «Золотая шайба» -  кровное детище Анатолия Владимировича, а его почитатели и активные последователи должны быть полноправными соавторами и хозяевами подлинно исторической и достоверной информации о нём. Посетителями сайта, без сомнения, являются истинные и преданные члены хоккейного сообщества России, кто не просто любит, но понимает и знает хоккей. Они вправе быть первыми читателями этого интересного, во многом мало известного материала из истории хоккея нашей страны. Автор же данных воспоминаний являлся живым свидетелем и соучастником тех исторических хоккейных событий, о которых сегодня высказывают суждения люди, родившиеся много позже их завершения.

Желаю всем интересного путешествия в историю нашего и мирового хоккея ХХ столетия. 

Следите за нашим сайтом и соцсетями. Скоро будет опубликована первая глава!

Президент Клуба «Золотая шайба» А.Тарасов

(использовано фото А. Бочинина)

Предисловие

Кому интересны сегодня эти воспоминания? Давностью в более чем 50 лет? 

Даже в подробностях, ранее мало известных и неизвестных? Которые, порой, кардинально меняют сложившиеся, привычные представления о событиях прошлого. Нужны ли эти дополнительные, незнакомые факты из прежних лет обывателю наших дней? 

У меня нет ответа на этот вопрос.

Но, вместе с тем, я убежден, что к фактам истории нельзя относиться с позиции потребительского спроса. Это ведь не товар, это знания. А ими при свободном доступе могут воспользоваться все желающие. И они есть, интерес к хоккею в нашей стране всё ещё сохраняется.

История хоккея России, его становления, подъема на уровень мирового величия (шутка ли, 9 побед в мировых чемпионатах подряд, – ни в каком другом виде спорта ни одна страна не добивалась такого превосходства) многократно описана в основном в бравурных тонах, как, бесспорно, закономерное достижение социализма. Хотя многие механизмы и скрытые стороны этого исторического  восхождения были нам неизвестны. Постепенно они начали проясняться после небывалой, никогда, ни в одном командном виде спорта не происходившей ранее серии встреч «любителей» и профессионалов – матчей хоккеистов СССР и Канады (НХЛ) в 1972 г. События настолько значительного, что воспоминания, споры, дискуссии о нём продолжаются до настоящего времени.   

Канадцы по сей день считают, что 28 сентября 1972 г. за 34 секунды до окончания матча сборных НХЛ и СССР завершилась 18-летняя история противостояния канадского и российского хоккея. Победный шестой гол Пола Хендерсона подвёл итог серии из 8 матчей: + 4 = 1 – 3 в пользу Канады. Остававшиеся до окончания решающего матча 34 секунды вместе с финальной сиреной «превратились в вечность» (Darril Fosty, 2010). В вечность превосходства хоккея НХЛ над хоккеем Советского Союза. Спорное, но не безосновательное суждение.

Обе страны шли к этому историческому соревнованию с момента их первой встречи в чемпионате мира 1954 года. О том, как был пройден соперниками этот путь, данный рассказ.

Владимир Акопян, Москва, апрель 2021

Пролог

«Мы, канадцы, скромная нация с должным пониманием предела своих возможностей, и того, на что мы способны. Мы не обольщаемся надеждой опередить французов в искусстве кулинарии, или иранцев в ковроткачестве, а австралийцев в теннисе. Но мы, черт возьми, распнём любого, желающего посоревноваться с нами, если это дело называется хоккей» 
Toronto Telegram, III-1958
«Предвижу всё: их оскорбит печальной тайны объясненье»
А.С.Пушкин

Ошибочно полагать, что история замысла о соревновании советских хоккеистов с профессионалами НХЛ берёт своё начало весной 1964 года. После победы сборной СССР на Олимпиаде в Инсбруке. Как результат согласия советского премьера Хрущёва, данного тренерам нашей команды Чернышеву и Тарасову.

На правительственном приёме в честь победы олимпийцев 1964 г.

Некоторые современные «историографы» советского хоккея, не сильно скрывающие свою неприязнь к А.В.Тарасову, одержимо пытаются умалить его огромный вклад в осуществление этого исторического события. Именно поэтому, опираясь на его колоритный рассказ (фильм «Хоккей Анатолия Тарасова», 1991) о беседе с Н.С.Хрущевым и Л.И.Брежневым (см. фото), они необоснованно приписывают великому тренеру присвоение авторства этой идеи. И в этой связи обвиняют его во лжи.

Во имя установления истины, а также, чтобы опровергнуть такие во многом невежественно-расхожие утверждения, попробуем ответить на вопрос: насколько Тарасов являлся инициатором и промоутером этих соревнований? И, пытаясь широко охватить тему советско-канадских хоккейных отношений, постараемся разобраться, какова роль Тарасова в их становлении и развитии? Отношений и событий, в которых Тарасов был активным участником, и большая часть (почти 15 лет) которых происходила за океаном.

Тем, кто плохо (или поверхностно) знаком с историей появления нашего хоккея на арене международного спорта, предлагаю для начала этот небольшой рассказ. Он не похож на привычный и традиционно-навязчивый исторический экскурс, бравурно повторяемый в отечественных медиа из поколения в поколение (вот уже четвертое по счёту) по сей день. И мы попытаемся объяснить, да и сам читатель вскоре поймёт, почему не похож.  

Взгляд на любые исторические события, особенно когда они касаются международных отношений, всегда страдает ограниченностью, если он основан на односторонней или преимущественно односторонней информации. Именно этим грешат сегодняшние наши представления о советско-канадском хоккейном противостоянии. Они поначалу складывались по большей мере на основе информации, поставляемой из-за рубежа советскими журналистами, спортивными чиновниками, дипломатическими работниками. С момента нашего «появления» в Канаде дополнялись сведениями и суждениями самих спортсменов и тренеров. И, конечно, не могли не быть тенденциозными. Потому что тогда противостояние спортивное всегда подогревалось противостоянием политическим, кстати, с обеих сторон «железного занавеса». А вот советские любители хоккея смогли впервые увидеть игру наших спортсменов за океаном только в 1972 году. Как раз в момент кульминации 15-летней истории нашего «хоккейного покорения Канады». Сегодня же о тех событиях берутся судить и «ставить оценки» люди, только родившиеся в годы, когда Тарасов уже заканчивал свою международную хоккейную карьеру. 

Преодолеть эти изъяны прошлого и настоящего, стараясь избежать предвзятости, мы по мере сил попытаемся в нашем дальнейшем повествовании.

Вступление СССР в ЛИХГ

(ЛИХГLIHG – Ligue Internationale de Hockey sur Glace, фр.; еще в 1948 г. была переименована в IIHF [International Ice Hockey Federation] (МФХЛ), но в СССР ещё долго в официальных документах называлась по-старому)

Эта довольно продолжительная история тянулась около 3-х лет. Вкратце она выглядит так. Секция хоккея СССР (так она называлась тогда) была принята в члены ЛИХГ (30 голосами «за» при 7-ми «против» и 7-ми «воздержавшихся») 3 апреля 1952 г.  Но на свой первый чемпионат мира наша команда поехала только в 1954 г. Существуют различные версии и толкования причин «неучастия» сборной СССР в чемпионате 1953 г. До последнего момента (18.12.1952 г.) президент ЛИХГ г-н Ф.Кратц, ведя официальную переписку с Госкомспортом СССР, рассчитывал на подачу заявки на участие в чемпионате мира (7-15.03. 1953, Швейцария) нашей команды. Ожидали этой заявки и хоккеисты, и тренерский штаб сборной СССР по хоккею. Завершились эти ожидания после выхода в свет Постановления Совета Министров СССР № 5276-2058 от 26.12.1952 «… о направлении в марте 1953 г. в Норвегию команды советских хоккеистов в составе 25 человек сроком на 15 дней для участия в товарищеских соревнованиях с норвежскими хоккеистами». Подписано оно было Председателем Совета Министров СССР И.В.Сталиным. Это означало отказ СССР от участия в чемпионате мира.

Произошедшие в нашей стране весной следующего (1953) года политические события заметно изменили ситуацию в отечественном хоккее – после кончины вождя народов сборная СССР всё-таки провела в Норвегии 3 матча, пробыв там всего 7 дней, и, тем самым, завершила международный сезон. А планомерная подготовка к мировому первенству 1954 года, первому в истории советского хоккея с шайбой, началась в октябре 1953 г. товарищескими матчами со сборной ГДР.

Сборная СССР осенью 1953 вступила в новый сезон под руководством А.Тарасова. Недаром весь сезон 1952 -53 гг. он был Председателем тренерского совета и в этом статусе вместе с П.Коротковым, Г.Епихиным и В.Егоровым посетил Олимпийские игры и Конгресс ЛИХГ в Осло (февраль 1952 г.).

Если начинать рассказ об эпохе советско-канадских отношений, то за точку отсчета следует брать 1948 г. - первый опыт международных матчей наших спортсменов с зарубежными хоккейными грандами. Это всем хорошо известные матчи сборной Москвы и чехословацкой команды LTC (ЛТЦ по-нашему). А при чем здесь Канада, спросит читатель? Ответ прост и очевиден: на протяжении всех лет с момента первого (1920 г.) чемпионата мира Канада была доминирующим лидером и образцом мирового хоккея. Вся Европа ориентировалась на феномен канадского хоккея, ей стали вполне привычны регулярные приезды канадских хоккейных команд. У канадцев учились совершенствовать свою игру и более всего преуспели в этом Швейцария, Швеция и особенно Чехословакия. Вот здесь-то и следует рассказать, как в то время хоккей Канады жаловал Европу своими визитами.

Почти ежегодно, начиная с 1924 года и до начала II мировой войны, Канада отправляла одну из своих клубных команд в заокеанское турне. В Европе клубы проводили от 20 до 55 выставочных игр в разных странах. Их победный рейтинг в таких матчах составлял 90-95%. Демонстрируя образцы подлинно канадского стиля игры, эти коллективы делали значительные финансовые сборы, и всегда возвращались на родину, в свои города (как крупные, так и маленькие) подлинными национальными героями, поскольку по окончании таких турне выигрывали очередной чемпионат мира по хоккею. До начала II Мировой войны Канада выиграла 11 чемпионатов мира из 13.

Зимний сезон 1947 г. в истории международного хоккея во многом знаменателен. Начать хотя бы с того, что это был первый послевоенный чемпионат мира по хоккею с шайбой и 14-ый в истории этого вида спорта. Канада впервые за все годы не участвовала в турнире. Однако это не помешало президенту КЛХА (Канадская любительская хоккейная ассоциация) профессору Харди (W.G.Hardy) на ежегодном конгрессе МФХЛ (который всегда проходит во время ЧМ) отстоять принцип ротации и переизбрания руководства МФХЛ каждые три года, чередуя европейское и североамериканское представительство. МФХЛ также согласилась оставить за Канадой право иметь собственное определение любительского статуса игроков для чемпионатов мира, тогда как на Олимпийских играх это определение оставалось за МФХЛ, совпадая с позицией МОК. Попытка с североамериканской стороны добиться такого же альтернирующего принципа в выборе страны проведения ЧМ успеха не имела.  

А чемпионом мира в том 1947 г. стала команда Чехословакии. Основу той команды-победительницы составляли игроки клуба ЛТЦ, который и был первым титулованным хоккейным гостем нашей страны в феврале 1948 г. Тренировал команду Майк Букна, словак канадского происхождения. Его влияние на хоккей Чехословакии трудно переоценить. И до и после II Мировой войны он возглавлял чехословацкую сборную и приводил её к победам в чемпионатах Европы и, как раз в 1947-м, в чемпионате мира. Не только стиль игры, но и организация всего хоккейного хозяйства Чехословакии после II Мировой войны были доверены М.Букне и, конечно, являлись калькой хоккея Канады.

Вот каким оказалось первоначальное, хоть и косвенное, влияние канадского хоккея на зарождающийся в СССР хоккей с шайбой.

Олимпиаду в Осло (15-25 февраля 1952 года) выиграла канадская команда Edmonton Mercurys, с трудом опередившая команду США, которая вырвала у канадцев ничью 3:3. До и сразу после Олимпиады канадский клуб сыграл в Европе 30 матчей, победив в 27. Начиная с 1950 года тот предстоящий олимпийский турнир находился на грани срыва из-за впервые разразившегося конфликта между МОК и ЛИХГ (которую представлял Президент канадец У.Дж.Харди). Яблоком раздора была различная трактовка любительского статуса спортсменов (см. выше). КЛХА и ЛИХГ даже предлагали провести отдельный хоккейный турнир вне рамок Олимпиады. В конечном счете, канадская позиция уступила МОК. Попутно в этих баталиях Харди настаивал на изолированном включении в Олимпийский турнир хоккейной команды СССР, несмотря на отказ советских властей от общекомандного участия в зимней олимпиаде. Однако, по понятным нам причинам (и никак не понятным Харди), ни Федерация хоккея, ни Спорткомитет СССР не могли решать такой вопрос самостоятельно.

О желании и попытке наших хоккеистов выступить на чемпионате мира 1953 года (Швейцария, 7-15 марта) мы уже говорили. А вот канадская позиция по поводу этого турнира оказалась для всех совершенно неожиданной. Президент КЛХА W.B.George 12 января того же года публично заявил, что Канада не будет посылать свою команду на мировое первенство. «Ежегодно мы расходуем более  $ 10.000, отправляя свою команду в Европу для проведения 30-40 матчей и участия в турнире МФХЛ. Это только пополняет хоккейные кошельки Европы, а в ответ мы слышим в свой адрес ненужные обвинения в злоупотреблении канадским стилем игры». Американцы также отказались от поездки в Европу. Чемпионом мира 1953 г. стала команда Швеции.

Выше мы кратко описали атмосферу и расстановку сил в мировом любительском хоккее, на фоне которой советский спорт с полным основанием дерзнул появиться на международной спортивной арене уже глобального масштаба.

Чемпионат мира 1954 г.

Вхождение в международную хоккейную элиту.

Все знают, что дебют советских хоккеистов в чемпионате мира был ошеломляющим. Решающую встречу за золото с канадской командой «East York Lyndhursts» из Торонто они завершили со счетом 7:2. На родине хоккея пресса откликнулась на поражение своей команды разгромными комментариями и публикациями. Критиковали главным образом Канадскую любительскую хоккейную ассоциацию (КЛХА/CAHA), опрометчиво отправившую на чемпионат команду любительского эшелона самого низкого уровня (представителя хоккейной ассоциации 2-го ранга из провинции Онтарио). Политики, представители деловых кругов, руководители профессионального хоккея активно обсуждали необходимость и возможные пути развития советско-канадских хоккейных отношений. Мотивом для такого ажиотажа служило огромное желание доказать случайность досадного поражения от новичка турнира, безотлагательно продемонстрировать мощь и непобедимость канадского хоккея. Влиятельный бизнес-промоутер профессионального спорта (хоккей, фигурное катание, дерби, бейсбол) Томас Горман (Thomas Gorman) посетил советского посла в Канаде Дмитрия Чувахина. Они обсудили возможность организации турне хоккейной команды СССР по Канаде. В то же самое время посол Канады в Советском Союзе Джон Уоткинс нанес визит министру иностранных дел Молотову и поздравил его с победой в чемпионате мира по хоккею. Управляющий директор «Торонто Мэйпл Лифс» (ТМЛ) Конн Смайт (Conn Smythe) заявил, что готов сразу после завершения плей-офф НХЛ (Кубок Стэнли) отправиться со своей командой в Россию, при условии адекватной финансовой компенсации поездки. Гражданский комитет Торонто немедленно объявил сбор средств для такого турне, а Мэр города Алан Лампорт сообщил о своём личном вкладе размером в $5.000 (более $45.000 сегодня). Председатель Совета управления ТМЛ Уильям МакБрайен (William McBrien) отправил советскому послу в Канаде телеграфный запрос на поездку команды в мае того года в Москву. В телеграмме говорилось, что «встречи с советскими командами будут частью европейского турне, призванного развивать международные хоккейные связи, и позволят любителям спорта СССР увидеть канадский хоккей в его лучшем виде». В заявлении подчеркивалось, что советская сторона не понесет никаких расходов в связи с приездом команды из Торонто.

Правда, ровно через сутки, 9 марта, этот вопрос был снят с повестки дня. В Канаде мгновенно узнали, что в Советском Союзе нет катков с искусственным льдом, а дату открытия строящегося в Сокольниках первого такого катка никто с советской стороны назвать не смог. Вызвал у канадцев удивление и тот факт, что предложения Смайта и МакБрайена не были опубликованы в советской печати. Иными словами, вскоре стало понятно, что адекватной реакции на предложения Канады с советской стороны не последовало.

Здесь немаловажно подчеркнуть, что столь бурная реакция канадской общественности была продиктована исключительно ударом по национальному достоинству родины хоккея, которым обернулось это поражение. Конн Смайт, владелец «Торонто Мейпл Лифс» (и далеко не он один), ветеран II-ой (да и I-ой!) мировой войны, не мог смириться с таким унизительным итогом турнира из-за поражения от неизвестного новичка. В его представлении реванш, и реванш сокрушительный, следовало взять безотлагательно. Замешательство в рядах советских официальных органов (дипломатия, спортивное руководство) в ответ на шквал канадских предложений объяснимо. В Советском Союзе не имели ни малейшего представления об устройстве канадской хоккейной жизни, её многоукладности и финансовой основе. Иными словами, в СССР просто не знали, в чём суть и каковы движущие механизмы западного, в т.ч. профессионального спорта. Как на Западе, со своей стороны, не понимали устройства социалистического спорта. И такое взаимное недопонимание ещё довольно долго замедляло развитие продуктивных советско-канадских хоккейных отношений.

Вышеупомянутый «East York Lyndhursts» был единственным клубом в любительском хоккее Канады, который согласился в том году на предложение КЛХА представлять страну на мировом чемпионате. Содержал эту команду одноименный автосалон (представьте на мгновение, что на чемпионат мира 1954 г. из СССР была бы направлена команда «Торпедо» горьковского автозавода, занявшая тогда в Классе «Б» 2-е место) одного из районов (East York) Торонто - крупнейшего (с населением в те годы около 1,5 млн. человек) канадского города. В составе команды играли горожане самых разных профессий. Поездку по Европе (16 показательных матчей в Италии, Франции, Швейцарии, Германии и Швеции + чемпионат мира в Стокгольмеи) целиком финансировала КЛХА. Суточные хоккеистов Канады составляли в сегодняшнем эквиваленте менее 30 долларов. Многие игроки расходовали и личные средства. Отправившись в 2-месячную поездку, члены команды получили отпуск у своих работодателей, но неоплачиваемый. Завершить этот экскурс необходимо информацией о том, что «East York Lyndhursts» в том же 1954 году завершила своё всего лишь трехлетнее существование, но навечно вошла в историю мирового хоккея. Как первая команда Канады, встречавшаяся с русскими, и как первая канадская команда им проигравшая. Джон Скотт (John Scott), один из игроков той команды спустя 50 лет заметил: «Мы стали частью истории. А были бы гораздо счастливее, если бы победили, становясь частью совсем иной истории»

Из сказанного можно понять, с каким соперником из Канады впервые встретились наши хоккеисты – привлеченные в сборный коллектив лучшие спортсмены страны. Очевидно, что степень готовности наших игроков была ничуть не ниже, а наверняка даже выше, чем у любителей-канадцев. Все наши хоккеисты играли вместе уже более 5-ти лет. Постоянный тренировочный режим наших спортсменов как в клубах (военизированных – ЦДСА, «Динамо», ранее ВВС), так и в сборной команде, обеспечивал высокую и долговременную спортивную форму, и игровую готовность (зря что ли сегодняшние ненавистники Тарасова постоянно вспоминают о его предельных тренировочных нагрузках). Недаром шведские газеты, подводившие итоги чемпионата мира, хором трубили о том, что хоккеисты СССР ничего общего с любительским спортом не имеют, у многих офицерские звания, стабильная зарплата и высокие премии за победные достижения. Об этом, в частности, рассказал на торжественном приёме в стокгольмской ратуше наш капитан Всеволод Бобров, поделившись даже размером премиальных вознаграждений за победы. Там же руководитель нашей делегации Борис Мякиньков (начальник Управления спортивных игр Спорткомитета СССР) простодушно заявил: «Даже, несмотря на нашу довольно лёгкую победу, мы бы настаивали на приезде в СССР канадской команды. В России хотели бы, чтобы «Монреаль» или «Торонто» из НХЛ совершили турне по нашей стране».

Кстати, о Мякинькове. В воспоминаниях некоторых участников той исторической встречи с командой Канады сквозь десятилетия нередко звучат утверждения, что А.Тарасов рекомендовал проводить ту игру, не стремясь к победе. Дабы в безнадежном матче сэкономить силы для решающей игры со Швецией за титул чемпиона Европы. Опуская имена авторов этих утверждений, сошлемся на самого компетентного и информированного в той ситуации специалиста. А.И.Чернышев в своём интервью (1979 года) рассказывает: «Сидим с Вадимом (В.Синявский – прим. авторау него в номере. Вдруг прибегает Мякиньков. «Есть предложение: игру канадцам отдать, чтобы самим остаться целыми, и будем играть переигровку со шведами за звание чемпионов Европы. Утром … на установке на игру я говорю ребятам, что никто не верит, что мы можем быть чемпионами. А мы выиграем эту игру, если будем играть вот так …». 

YouTube канал "Красная Машина"

И уж для пущей убедительности приведём две совершенно разные оценки команды «Lyndhursts» капитаном и старшим тренером сборной СССР.

В. Бобров: «Канадцы прислали в Стокгольм больших мастеров, сильную команду. Их считали основными фаворитами. Канадцы не знали равных в силовом единоборстве, напористо действовали у ворот противника, запросто выигрывали вбрасывание, ловко добивали шайбу. Словом, известно, каковы канадцы, им и сегодня палец в рот не клади». 

А. Чернышев: «Перед чемпионатом я видел матчи канадцев в Давосе и Цюрихе: «Линдхерст» на меня не произвела особого впечатления. В ее игре чувствовался авантюризм, пренебрежение к противникам, которые, кстати, откровенно трусили перед канадцами. Вернувшись в Москву, я сказал: с канадцами можно играть и даже победить их. Никто не поверил этому. Не верили даже в Стокгольме». 

https://arctus.livejournal.com/840112.html

(https://arctus.livejournal.com/840112.html)

Обратите внимание, какова разница в восприятии соперника игроком и тренером. Спортсмен видит в первую очередь сильные стороны, а тренер- мыслитель обязан видеть и использовать для победы слабости противника.

Итак, подводим итоги. Наш хоккей, отправляясь на первый в своей биографии чемпионат мира, даже в кошмарном сне не мог представить такое внезапное, неотступно навязчивое внимание к себе всего (подчеркиваю, всего!) канадского хоккея – прессы, официальных лиц, менеджеров, тренеров и хоккеистов профессиональных клубов. Внимание, которое сформировалось буквально в течение нескольких суток! Именно с этого момента международный хоккей вступил в новую фазу своего развития.

Звезды армейского спорта, Художник Гарпенко. Холст, масло, 50-е годы прошлого века. Из коллекции Музея спортивной славы ЦСКА
Звезды армейского спорта, Художник Гарпенко. Холст, масло, 50-е годы прошлого века. Из коллекции Музея спортивной славы ЦСКА

Опустим подробности всех тех восторженных и вполне заслуженных торжеств, которые сопровождали в нашей стране эту победу – ведь она была яркой и вдохновляющей. После успеха Советского спорта на летней олимпиаде 1952 г. этот новый мировой чемпионский титул повышал уверенность в успехе нашей страны на предстоящей и первой для нас олимпиаде зимних видов спорта 1956 года. Но с точки зрения дальнейшего развития советского хоккея важнее было другое – он внезапно оказался в положении дерзкого оппонента основоположникам этого вида спорта. Канадцев обескуражило и возмутило то, что поражение им нанесли никогда не учившиеся у них дебютанты. Ранее на международных форумах их обыгрывали и англичане, и чехи, и их соседи американцы. Но все они в разное время учились у родоначальников хоккея – многие приглашали в Европу игроков и тренеров из Канады, американцам подавно за этим далеко ходить не надо было – учеба шла рядом. Русские же на первом для себя чемпионате мира оказались подлинным «громом среди ясного неба».

Однако прошло немного времени, и, с окончанием сезона в Канаде, страсти и досада улеглись. Во многом и потому, что там быстро поняли – инфраструктура организованного хоккея с шайбой в СССР была в зачаточном состоянии (см. выше). Некоторые канадские аналитики и газетные колумнисты оценили победу русских как «nine day wonder» (идиоматическое английское выражение) - недолгое чудо (длившееся всего 9 дней). Традиционно к апрелю акцент интереса поклонников хоккея всей Канады целиком сместился к розыгрышу Кубка Стэнли, финал которого был захватывающим. Только в 7-м матче плей-офф «Детройт», возглавляемый Горди Хоу, одержал победу над «Монреалем», в котором тогда блистали  М.Ришар, Ж.Беливо, Б.Жеоффрион и Ж.Плант. А ещё этот боевой финал ознаменовался небывалым для НХЛ, да и всего хоккея событием – на кубке победителей впервые в истории была выгравирована фамилия женщины! Это была Маргарет Норрис (Marguerite Norris), президент «Детройт Ред Уингс», унаследовавшая в 1952 г. этот пост от своего отца Джеймса Норриса Ст., многолетнего владельца этого хоккейного клуба.

Кубок Стенли 1954 (М.Норрис, Дж.Адамс, Т.Линдсей, Б.Норрис)
Кубок Стенли 1954 (М.Норрис, Дж.Адамс, Т.Линдсей, Б.Норрис)

Так что мысли канадской общественности о безотлагательном реванше, который необходимо взять у русских, пришлось перенести на следующий сезон. А кандидат для выполнения этой принципиальной задачи уже был известен – клуб «Penticton Vees» из одноименного города провинции Британская Колумбия. Этот небольшой промышленный городок с населением около 14 000 человек удивил КЛХА (САНА) да и всю страну тем, что его команда, существовавшая только 3 года, с третьей попытки выиграла Кубок Аллана (высшее чемпионское звание в любительском хоккее Канады). Сразу после этой победы КЛХА, опасаясь повторения нареканий прошлого сезона, обязала клуб-чемпион  «Penticton Vees» представлять Канаду на чемпионате мира 1955 г. в Германии (ФРГ). И уже в следующем сезоне, по мере приближения даты (февраль 1955) очередного первенства мира, реваншистские настроения в полиморфной хоккейной среде Канады начали стремительно нарастать. В прессе возобновились критические выпады в адрес КЛХА: дескать, снова Канаду на мировом хоккейном форуме будет представлять слабая любительская команда. Оригинальную форму усиления состава «Vees» предложил тренер «Монреаля» Дик Ирвин (Dick Irvin): по два игрока от каждой команды «Большой шестерки» НХЛ «для латания дыр». Отважный любительский клуб отверг какие-либо посягательства на свою монолитность и предпочёл отправиться в Европу своим неизменным составом, чтобы сражаться собственными силами. Объединяющая роль в этом принадлежала играющему тренеру команды Гранту Уорвику (Grant Warwick), в прошлом игроку «Нью-Йорк Рейнджерс», умудрившемуся в 1942 году стать в НХЛ «новичком года» (Rookie of the Year). Свою 10-летнюю карьеру в НХЛ он завершил в «Монреаль Канадиенс» и в 1952 году вернулся в клуб родного города. Там вместе с братьями Биллом и Диком он стал цементирующей основой победной командной игры клуба и образцом для молодых и честолюбивых партнеров. Завершая характеристику главного будущего соперника чемпионов мира, следует подчеркнуть, что весь период своего 3-летнего существования «Penticton Vees» был подлинно любительской командой. Каждый спортсмен имел основную работу (например, Bill Warwick - прачечный комбинат, Dick Warwick - таксомоторная [ветеранская] компания, Ernie Rucks - ателье домашнего интерьера, Doug Kilburn – бензозаправочная станция, и т.д.) и занимался хоккеем только в свободное время.

(Продолжение следует)