Новость

19 сентября

СССР – Канада (1954 – 1972) продолжение...

Объявление бойкота

Буквально через сутки после «второго пришествия» Тарасова, совсем далеко от Москвы, в Монреале (15 и 16.XI.1969) проходило рабочее заседание МФХЛ, собравшее делегатов из СССР, Швеции, ГДР, ФРГ, ЧССР, Австрии, США и Канады и обсуждавшее подготовку к мартовскому 1970 г. (Монреаль и Виннипег) чемпионату мира. Президент МФХЛ Дж.Ахерн заявил о возникшей опасности срыва этого турнира, сославшись на непреклонность позиции Президента МОК Э.Брендеджа. Последний многократно подчеркивал неотвратимость потери статуса любителей (а, следовательно, невозможность участия в ОИ 1972 в Саппоро) спортсменами, участвующими в соревнованиях с профессионалами. Советский хоккей на совещании представлял А.Старовойтов (с личным переводчиком, как подчеркивали канадские газеты), хотя федерации остальных ведущих хоккейных держав представляли их президенты. На итоговой пресс-конференции, отвечая на прямые вопросы журналистов, делегат от СССР скрыл факт возвращения Тарасова в сборную, заявив, что тот тренирует только ЦСКА. Напомнив о сердечном недомогание тренера, Старовойтов сказал, что его работа в команде и приезд на чемпионат в Канаду остаются под вопросом. Ещё он напомнил аудитории, что тренером № 1 в сборной СССР является А.Чернышев: «Он мыслитель, а вот Тарасов занимается говорильней». (15.11.1969)

Памятный значок несостоявшегося в Канаде Чемпионата мира по хоккею 1970 г. (коллекция А.В.Тарасова)

Это двухдневное заседание МФХЛ протекало конфликтно. Джон Ахерн, вступивший на третий срок своего президентства, пребывал в постоянной конфронтации с руководителями КЛХА Э.Досоном и Ф.Пэйджем. Ахерн утверждал, что турнир находится под угрозой срыва, что Президент МОК Э.Брэндедж настаивает на расследовании ситуации в хоккейной федерации, готовой допустить до участия в ЧМ канадских профессионалов. Делегации Швеции и СССР не ратифицировали предлагаемое канадским оргкомитетом расписание игр турнира, к которому также имели претензии представители ЧССР. Организаторы турнира установили крайний срок утверждения окончательного состава участников 8 декабря 1969 г., настаивая на неизменности расписания. Если же советская команда откажется от участия в турнире, её место займёт команда США из пула «Б». (17.11.1969)

А национальная сборная Канады (Nats) продолжала подготовку к «домашнему» чемпионату мира 1970 г. (по плану 42 товарищеских матча) по своему твердому графику. «Выставочные» матчи с клубами второстепенных профессиональных лиг Северной Америки чередовались с турне по Европе и играми с национальными сборными ЧССР и СССР. Было интересно отметить предпочтение канадцев в пользу сборной Чехословакии как спарринг-партнера. Объяснялось это её яркими победами над сборной СССР в чемпионате 1969 г. Выбор канадцев был верным – команда ЧССР громила их нещадно, не позволив выиграть в ноябре не одного матча из пяти (две ничьи, три поражения).

Тем тревожнее выглядела после этого наша неубедительная трудная ничья (2:2) в игре с той же сборной Канады на турнире Приз «Известий» в Москве. Экс-профессионалы канадской команды (а их было в составе семеро) навязали нашей малоопытной (см. ниже) молодежи цепкий сковывающий силовой хоккей по всей площадке. Тарасов на послематчевой пресс-конференции пообещал к началу чемпионата мира в Канаде выработать у молодых наших игроков умение преодолевать такое обезоруживающее сопротивление противника.

В декабре сборная СССР отправилась в очередное предновогоднее турне по Канаде. Состав команды был заметно (почти на треть) обновлен молодыми дебютантами (П.Андреев, А.Гусев, И.Григорьев, Ю.Ляпкин, С.Солодухин, В.Третьяк, В.Шеповалов), ранее не игравшими за сборную СССР в условиях «канадской мясорубки». Итоги турне были откровенно неудовлетворительными – 3 поражения от сборной Канады и 1 (крупное!) от юниоров «Монреаль Канадиенс» при 2-х победах над сборной и 2-х над молодежными клубами младших профессиональных лиг. Знакомая нам монреальская «The Gazette» 30 декабря вышла с заголовком на первой странице - «Русским задали трёпку». Спортивный раздел газеты декларировал крупными буквами: «Последнее событие года: юниоры побили русских».

Итоги этого матча с юниорами «Монреаль Канадиенс» от 29.12.1969 г. привели неуёмного А.В.Тарасова к весьма разнородным выводам. Канадцы действительно учинили сборной СССР показательную порку в присутствии 18,500 зрителей в знаменитом монреальском «Форуме», одержав крупную победу 9:3. Столь тяжелого поражения советская хоккейная команда никогда (!) не испытывала. И это был далеко не тот случай неожиданной победы, который Тарасов обычно характеризовал как выигрыш «с перепугу». У нас, правда, не играли Фирсов, Старшинов и Зимин. В канадской команде настоящих юниоров было всего 8 человек (18-20 лет), но очень сильных и перспективных, из которых вскоре первыми звездами НХЛ стали Жиль Перро и Роб'ер Мартен. Юный «Монреаль» в той игре был усилен молодыми (20-23 лет), но уже настоящими действующими профессионалами «Монреаля» (Р.Уль, Л.Гренье, Г.Шаррон, Г.Лапойнт, М.Тардиф), «Чикаго» (Ж-П.Бордело), «Нью-Йорка» (А.Дюпон) и «Детройта» (Дж.Рутерфорд). К ним добавили еще трех игроков младших профессиональных лиг. В сборной СССР в том турне молодежи тоже было много (12 игроков 17-22 лет), в т.ч. 7 дебютантов (см. выше). Однако все эти обстоятельства, а также фактор последней игры турне (сборная на следующий день улетала домой) не могли служить для чемпионов мира оправданием такого разгрома. Хитрый Тарасов на послематчевом брифинге, уклоняясь от анализа причин поражения, сослался на усталость к концу турнира и неопытность своей молодёжи в канадских условиях, акцентировав внимание прессы на великолепном судействе канадских арбитров. (30.12.1969)

Канадцы в той игре использовали гибкое сочетание тактики силового давления в зоне соперника с бэкчекингом (с момента потери шайбы). При этом они демонстрировали предельную двигательную активность. На фоне усталости (как физической, так и психологической) наших игроков, высокая атлетическая отдача хоккеистов «Монреаля» стала решающей. Фактически молодые канадцы обыграли сборную СССР с помощью её же основного тактического оружия последних 5 лет. Возникал закономерный вопрос: по силам ли канадцам (не этим молодым, а сборной профессионалов) подобная безудержная игра на всем протяжении турнира из 10 матчей в течение 2-х недель (таким стал регламент чемпионата мира)? Частичный ответ пришел через день, когда стало известно, что эти самые юниоры «Монреаля» (понятно, без былого усиления) разгромно проиграли свой очередной календарный матч более слабой команде сверстников из «Петерборо Пэтс» 1:7! 

Естественно, в ходе многоматчевого турнира «взрослые» игроки Канады так энергозатратно во всех матчах играть не смогли и не стали бы. Однако в очных встречах с командой СССР (а их всего две) нельзя было исключать такого тактического варианта в исполнении канадцев. Поэтому особое значение приобретало (наряду с сохранением традиционного атлетического превосходства советских хоккеистов) расписание игр чемпионата, соответственно которому главные претенденты на чемпионский титул, перед очной встречей должны были находиться в равных условиях – у обеих команд день отдыха, либо, если день игр, то с соперниками примерно одного калибра. К сожалению, Оргкомитет чемпионата – а это всегда работники местной национальной федерации – сделали всё (и явно осознанно) с точностью до наоборот, отдав в этом заведомое превосходство канадцам (см. ниже). 

По итогам турне и под впечатлением атмосферы, царившей в тот период в канадской хоккейной индустрии, Чернышев и Тарасов поняли, насколько усложняется решение стоящих перед сборной задач. Ознакомление с расписанием игр (см. фрагмент*) приближающегося первенства в Монреале и Виннипеге показало, что для хозяев турнира создавались преимущественные условия по сравнению с командой СССР. 

СОПЕРНИКИ1-й круг2-й круг
Канада – ЧССР 15.0323.03
Канада – Финляндия16.0329.03
СССР – ЧССР17.0329.03
Канада – СССР 18.0330.03
Канада – США 20.0325.03
Канада – Швеция21.0327.03

Перед днем первой очной встречи Канада – СССР (1-й круг турнира) у нашей сборной в расписании значилась встреча со сборной ЧССР, а у канадцев – день отдыха, неигровой день! Перед второй игрой (заключительной в чемпионате!) между собой команд СССР и Канады, ни та, ни другая, не имели дня отдыха. Однако у канадцев соперником были финны, а у нас снова сборная ЧССР. Руководитель советской делегации Г.Мосолов в день отлёта из Канады на пресс-конференции в аэропорту Монреаля заявил о требовании Советской федерации изменить к началу соревнований календарь игр для создания соперникам равных условий. Этот ультиматум относился и к руководству МФХЛ, экстренный конгресс которой должен был начаться в Швейцарии в первых числах января 1970 г. В случае несогласия оргкомитета выполнить это требование, сборная СССР как действующий чемпион мира считала себя вправе отказаться от участия в таком турнире.

Анализируя итоги самого трудного, впервые по большому счету проигранного за 12 лет турне по Канаде, А.Тарасов и А.Чернышев вынуждены были пересмотреть приоритеты задач сборной СССР не только на текущий сезон, но и во имя стратегических целей отечественного хоккея. Они понимали, что победа в предстоящем через 2,5 месяца чемпионате в Канаде будет крайне затруднительна и маловероятна. Вся мощь ресурса родины хоккея (помимо чисто спортивных преимуществ – календарь игр, малые площадки, преобладание североамериканских судей) - финансовая, медийная и политическая - будет полностью мобилизована для обеспечения победы хозяевам турнира. Сам факт поражения чемпионов мира из страны Советов в борьбе (пусть спортивной) с одной из стран блока НАТО (особенно после инвазии в Чехословакию) не предвещал тренерам ничего хорошего. Прежде всего, Тарасову, только недавно «восстановленному в правах». Как на уровне высшего спортивного начальства, так и в сферах политического и идеологического руководства страны, могли последовать необратимые оргвыводы. Поражения чемпионов мира в канун 100-летия со дня рождения вождя Великой Октябрьской революции руководителям сборной не простили бы наверняка. Победа же сборной Канады с далеко не самым сильным составом над русскими в «любительском» чемпионате мира надолго, если не навсегда, закрывала вопрос о соревновании любителей с лучшими мастерами НХЛ. 

Так что высшая цель, самый смысл спортивной деятельности, да и всей жизни Тарасова – встречи и победа над лучшими профессионалами Канады - могла отодвинуться надолго или просто рухнуть. Тем более, что на тот момент готовность к равной борьбе с лучшими канадскими профессионалами демонстрировали лишь единицы из состава сборной СССР. Да и сам формат чемпионата мира, где команды могли встретиться всего два (2) раза, не создавал условий для максимально объективного, закономерного исхода соревнования. Фактор случайности, стихийного поворота событий в двух матчах мог быть неизмеримо выше, чем, например, в серии из 8-10 игр по обе стороны океана (недаром в истории финалов Кубка Стэнли соревнование нередко длилось до семи матчей подряд).  Стандартный формат официального международного турнира высшего уровня по убеждению Тарасова совершенно не годился для подлинного сравнения двух хоккейных школ.

Борьба канадцев за право допуска к участию в ЧМ профессионалов НХЛ длилась около года. Мы попытаемся отразить её картину детально, выделив из хронологии основного повествования. Важно отметить, что читателю предлагается версия описания событий, существующая в анналах МФХЛ (канадской стороной по сей день отстаивается альтернативная трактовка тех событий).

Всё началось на мартовском (1969 г.) Конгрессе МФХЛ в ходе ЧМ в Стокгольме. Там делегация Канады впервые официально подняла вопрос об участии профессионалов в чемпионате мира, но не получила поддержки. МФХЛ было не до этого. В тот момент она переживала кризис из-за напряженных отношений между ЧССР и СССР. В связи с «оккупацией» Праги и постоянными демонстрациями в столице Чехословакии, перенос турнира в другой город (им стал Стокгольм) стал неизбежен. На следующий, летний (07.1969) Конгресс МФХЛ канадская делегации, появилась уже в составе 15 человек. И возглавлял её не кто иной, как Президент НХЛ Кларенс Кэмпбелл. Глава канадской делегации неприкрыто пытался заинтересовать европейские федерации различными «выгодными» предложениями. Например, в Канаду приглашались национальные делегации (по 6 лучших игроков страны) для знакомства с клубами НХЛ и посещения игр с полным покрытием расходов канадской стороной. Специалистам из Европы на тех же условиях предлагалось участвовать в тренерских семинарах, проводимых Национальной хоккейной лигой. Канадская делегация показала специально снятый киносюжет, в котором Премьер министр Канады призывал к проведению открытых международных хоккейных турниров с участием игроков НХЛ. Заманчивые предложения были сделаны и руководителям национальных федераций, представленных в группах  В- и С- МФХЛ. Их поддержка и голоса также влияли на принятие канадского предложения. Однако в итоге за канадское предложение проголосовали только 20 делегатов, при 30 голосах «против». Канада, тем не менее, не смирилась с неудачей и продолжила торг, выступив с новым предложением: разрешить каждой команде иметь в составе до 9 профи (не из НХЛ), продолжительность любительского статуса которых составляет не менее 6 недель до начала ЧМ. Итоги рассмотрения показали, что голоса разделились поровну – 25 на 25. Решающим становился голос Президента МФХЛ Дж.Ахерна, и он проголосовал «за» канадское предложение. В канун нового 1970 г. на весь спортивный мир прозвучал ультиматум (как считают многие, умело инспирированный самим главой МФХЛ Дж.Ахерном) Президента МОК Э.Брендеджа о недопустимости участия в Олимпийских играх любых спортсменов, хоть один раз соревновавшихся с профессионалами. Решение МФХЛ, готовое к реализации на ЧМ 1970 г., грозило всему хоккею лишением олимпийского статуса! Руководство МФХЛ экстренно созвало свой Конгресс в Швейцарии. И 4-5 января 1970 г. делегации СССР, Швеции, ЧССР, Финляндии и ГДР, дабы не подвергать опасности свой «статус олимпийской пригодности», согласились с предложением Дж.Ахерна лишить команду Канады права включения в состав профессионалов для участия в чемпионате мира. 

В ответ на это решение конгресса делегация Канады официально отказалась как от дальнейшего участия в каких-либо соревнованиях МФХЛ, так и от проведения чемпионата мира в марте 1970 г. в Монреале и Виннипеге (несмотря на очевидные убытки). Подобного в более чем 60-летней истории МФХЛ не было никогда. Вся Канада была в ярости от такого решения МФХЛ. Вот что писал по этому поводу весьма авторитетный спортивный журналист Jim Coleman на следующий день в «Toronto Telegram»: "Канада покинула фальшивый мир международного хоккея, и подавляющее большинство канадцев аплодирует такому решению. Не было ни малейшего смысла далее связывать себя с такими лицемерами как шведы и русские.  Общение с такой убогой спортивной компанией не принесет Канаде никакой пользы. Невозможно не подцепить блох, валяясь вместе со свиньями» *. (* - Выходя далеко за рамки целей и задач нашего повествования, здесь следует признать, что Канада с 1970 г. ни разу не изменила своего отношения к чемпионатам мира МФХЛ. Она продолжает считать их турнирами «второго сорта» с полным на то основанием. Во-первых, (и так было всегда с 1977 г.), Канада отстаивает абсолютный приоритет соревнований на Кубок Стэнли НХЛ, который всегда совпадает по срокам проведения с ЧМ. Во-вторых, в наши дни уже и потому, что лучшие хоккеисты всех стран выступают за клубы Национальной хоккейной лиги. Даже Олимпийский хоккейный турнир, начиная с 2018 г., перестал быть для лучших хоккеистов Канады турниром для участия. Хотя в последние 20 лет она мобилизовала на него сильнейших игроков НХЛ, одержав победы в трёх (2002, 2010, 2014) Олимпиадах из 5. На фоне канадского присутствия Россия не смогла одержать в шести олимпийских турнирах ни одной победы).

Президент МОК Эйвери Брендедж на следующий день заявил: «Мне нечего комментировать. Это исключительно хоккейный вопрос и Международный олимпийский комитет не имеет с этим ничего общего». Знакомый нам Стаффорд Смайт («Торонто Мэйпл Лифс») возложил всю вину на руководителя МФХЛ «Банни» Ахерна: «Всё это Ахерн затеял ради одной цели – сохранить собственную

власть и империю. «Хоккей Канада» (ХК) должен следовать своим обязательствам и, организовав открытый турнир, пригласить на него европейцев». Партнёр Смайта по «Мэйпл Лиф Гарденс» Харолд Баллард добавил: «Мы многие годы баловали этих парней из МФХЛ. Давно пора дать им всем настоящий бой. Пусть ХК создаст первую подлинную национальную команду для мартовского турнира, который надо провести самостоятельно. Уровень конкуренции будет столь высок, что многие команды покинут соревнование в Европе в пользу нашего турнира». Позднее стало понятно, что ХК не удаётся по ряду объективных причин организовать альтернативный мировому первенству турнир в те же сроки.

Вскоре после этих событий (29.01.1970 г.) Алан Иглсон выступал в Имперском Клубе Канады (ИКК) по проблеме положения канадского хоккея на международной арене. Важно подчеркнуть, что с 1903 года ИКК всегда был и является важнейшей ареной канадского истеблишмента для публичных выступлений различных выдающихся деятелей по острым вопросам современной международной жизни. Его гостями и спикерами в разные годы были У.Черчилль, И.Ганди, О.Хэпберн, Далай Лама, М.Тэтчер, Принц Филип, Р.Рейган, Б.Гейтс, В.Путин и другие. А.Иглсон сознательно и очень умело, через свои политические связи добился права выступить в таком престижном клубе. Сам этот факт лишь подчёркивает, какое огромное значение в жизни Канады имеет хоккей. И как небезразличны все слои общества к состоянию и судьбе этой игры у себя в стране. Доклад Иглсона назывался «Спорт - это Большой Бизнес, а Хоккей ­- это Спорт». Лейтмотивом содержания выступления Иглсона была стремительно растущая коммерческая привлекательность международных хоккейных соревнований. В окончании той речи Иглсон целиком озвучил текст своего Манифеста 1969г.  Снова прозвучали обвинения А.Тарасова в неуважительном отношении к хоккею Канады в лице НХЛ. «Я зачитал им (хоккейным функционерам СССР – прим. автора) подготовленное ХК заявление и дал обещание не публиковать его, если они принесут извинения за оскорбительные выпады российского тренера г-на Тарасова. Копия моего заявления осталась у них. Интересно отметить, что всё, что просил Тарасов, Hockey Canada (ХК) сделал, и, тем не менее, когда дым рассеялся, Россия сбежала в укрытие за мантией «постыдного любительства» Эйвери Брэндеджа». (The Empire Club of Canada Addresses (Toronto, Canada)

Иглсон бесстыдно лукавил перед канадским истеблишментом, прекрасно зная, что у Тарасова было единственное стремление (язык не поворачивается назвать это просьбой) – встречи с мастерами НХЛ. Не только Тарасов, весь советский хоккей к январю 1970 г. показал миру, что время соревноваться с Национальной Хоккейной Лигой пришло. Ведь в матчах советских хоккеистов с канадскими (сборными) командами, наши спортсмены за 8 лет одержали 76,5% побед – 3 в каждых 4-х встречах!

Поскольку анналы Имперского Клуба Канады (ИКК) являются единственным общедоступным источником, разоблачающим атаки А.Иглсона на репутацию А.Тарасова на международной арене и внутри советской хоккейной среды, здесь важно добавить следующее. В своей книге под скромным названием «ВЛАСТНАЯ ИГРА: мемуары царя хоккея Алана Иглсона» (Power Play: the memoires of hockey czar Alan Eagleson; McClelland & Stewart Inc., 1991) значительную часть повествования автор посвятил советско-канадским хоккейным отношениям. Имя Тарасова там не упомянуто ни разу, а также отсутствуют указания на очень важное выступление Иглсона в ИКК.

  6 января 1970 г. Швеция дала МФХЛ согласие провести хоккейный турнир Чемпионата мира вместо Канады. В этой связи шведские спортивные редакторы и комментаторы «не жалели огня». Крупнейшая шведская газета «Dagens Nyheter» иронично писала: «Швеция будет проводить турнир, участие в котором канадцам вероломно запретили из-за их стремления использовать хоккеистов-профессионалов. Зато в нём будут участвовать русские хоккеисты, зарплата которых в разы больше, чем у врачей, чехословацкие игроки, ежемесячная хоккейная стипендия которых достигает 900 долларов, те же шведы, ни один из которых не осмелится в здравом уме произнести олимпийскую клятву».

Мы лишь для примера упомянули вскользь те шведские публикации. Но вся мировая пресса, пишущая о хоккее, буквально кипела в те дни от возмущенной полемики о необходимости развенчания «любительского» образа европейского хоккея. 

МФХЛ провела чемпионат мира в Стокгольме (с 15 по 30 марта) без участия команд из Северной Америки. Посещаемость матчей турнира (в сравнении с 1969 г.) была ниже на 40%. Победила сборная СССР, выиграв 9 матчей из 10 (единственное поражение в первом круге от сборной Швеции 2:4). 

В чемпионате СССР, завершившемся в последних числах апреля, досрочно победил ЦСКА, опередив прошлогодних чемпионов на 13 очков. Тарасов по совету и настоянию научно-педагогической спортивной элиты (Н.Г.Озолин, Л.П.Матвеев, А.В. Коробков и др.) решил завершить свою диссертационную работу «Методы подготовки хоккеистов международного класса». Этому требовалось посвятить вторую половину 1970 г., и Тарасов договорился со своим заместителем Борисом Кулагиным о передаче ему руководства (в виде должности старшего тренера) командой ЦСКА на один сезон. При этом Анатолий Владимирович занял пост Главного тренера Вооруженных сил СССР по хоккею, формально оставаясь начальником всей команды и самого Кулагина. Будучи в новом качестве, но проведя вместе с последним летний тренировочный сбор (Кудепста, Москва), Тарасов занялся подведением итогов своей многолетней исследовательской работы.

Несмотря на откровенный разлад между КЛХА и МФХЛ и прекращение контактов канадских команд с европейским хоккеем, обмен между специалистами Канады и СССР продолжался. Парламентская делегация Канады, находясь в Москве, в частности, обсуждала с советской стороной вопрос возобновления обмена визитами хоккейных команд. Правда с 1970 г. международной жизнью канадского хоккея всех уровней (от юниоров до высших профессионалов) занималась только организация «Хоккей Канада», исполнительным директором которой уже более года был хорошо знакомый нам Алан Иглсон. Возврат к вопросу об историческом сражении советских хоккеистов с профессионалами НХЛ в таких условиях откладывался на неопределенный срок. Стремясь не потерять время, Тарасов использовал любой шанс для возобновления переговоров на эту тему. Крайне заинтересованным в проведении таких встреч был и г-н А.Иглсон, в частности и потому, что оставался Директором профсоюза игроков НХЛ. Но при этом Иглсон превратился в самого яростного противника участия в организации этих матчей А.Тарасова, понимая, что именно тренер сборной СССР изначально был инициатором этого исторического события. 

Любительская хоккейная ассоциация Британской Колумбии (одной из западных провинций Канады) на базе одноименного Университета (UBC - № 47 в Мировом рейтинге Университетов 2019) в первых числах сентября 1970 г. проводила в Ванкувере небывалый международный симпозиум хоккейных тренеров. Ключевым гостем и главным докладчиком по современным аспектам тренерского мастерства был гость из СССР Анатолий Тарасов (уже после окончания тренерской карьеры А.В.Тарасов неоднократно посещал этот Университет с той же целью - прим. автора). Помимо лекций и теоретических семинаров он провел серию показательных тренировок с местными юниорскими командами, вызвав небывалый интерес у хоккейной диаспоры провинции. Обучение на семинаре прошли 125 тренеров и 75 хоккейных судей со всей Британской Колумбии. Были гости из других провинций Канады. Тарасов щедро делился своим опытом, много общался в ходе семинара с иностранными (из Канады и США) экспертами по спортивной физиологии, получил немало новых для себя интересных научных сведений (05-16.09.1970). Это во многом предопределило формат его будущей диссертации, к окончательному написанию которой он приступил по возвращении из Канады. 

Тарасов в деле (на одном из тренерских семинаров в Университете Британской Колумбии (UBC)

Путь домой из Ванкувера лежал через Торонто, где с Тарасовым встретился один из генеральных менеджеров ХК А.Дж.Уль. В беседе с ним Тарасов настойчиво подчеркивал благоприятность сложившейся обстановки (изоляция Канады от МФХЛ) для возобновления прямого диалога спортивного руководства СССР с НХЛ. 

Продолжение следует...

(Все опубликованные на настоящий момент главы читайте здесь)